Главная Информация Познавательная информация о карельских петроглифах
Познавательная информация о карельских петроглифах

Петроглифы Карелии интересны прежде всего тем, что пробуждают исследовательскую мысль даже у людей, далеких от науки и искусства. При знакомстве с ними возникает масса вопросов: Что означали выбитые фигуры? Зачем они создавались? В какой последовательности заполнялись наскальные полотна? Существует ли какая-то взаимосвязь между разновременными фигурами? Возникает множество догадок, предположений, умозаключений. Посетители неизбежно вовлекаются в обсуждение, диалог, спор. Понять беломорские петроглифы несколько легче по причине распознаваемости основной массы фигур (лодки, звери, люди). Онежские петроглифы оказываются более сложными для понимания. В них много необычных, очень оригинальных тем, сюжетов и деталей. Не удивительно, что они привлекают внимание уфологов, исследователей аномальных явлений (летательные тарелки, пришельцы из космоса), криптозоологии (длинношеие лебеди - динозавры). Разошлись и мнения первооткрывателей. Если А.М. Линевский считал, что наскальные изображения - это простые "картинки с натуры", которые можно понять с привлечением этнографических параллелей и соответствий (своего рода "хозяйственная летопись"), то В.И. Равдоникас увидел в этих же фигурах отображение древних мифов, магии, колдовства, веры в потусторонний мир, поклонение небесным светилам - солнцу и луне. Большую серию загадочных фигур, выделяющих Онежские петроглифы, А.М. Линевский определил как капканы. Равдоникас же рассматривал их как солярные и лунарные знаки - символы.

Даже узнаваемые фигуры зверей и птиц изображали не земные реалии, а образы предков, духов - хранителей, духов - хозяев. Гипотеза В.И. Равдоникаса получила широкое признание. Горячим сторонником ее выступил ленинградский этнограф К.Д. Лаушкин, считавший, что Онежские рисунки отражают сложные представления мировоззренческого характера (поклонение солнцу, культ мертвых и т.д.). Что петроглифы Карелии - памятники древнего мифологического сознания, теперь признается едва ли не всеми (и исследователями, и любителями). Новые открытия только подтверждают правильность такого подхода. Скорее всего, Беломорские и Онежские петроглифы служили центрами древних святилищ, их своеобразными иконостасами. Они имеют много общего, но и немало различий.

Близость (сходство) обусловлено хронологией памятников, единой культурной средой, занятиями и образом жизни их создателей. Наскальные изображения размещены изолированными группами, (но в обоих пунктах встречаются и одиночные фигуры). Там и там представлены как крупные фигуры (до 3-4 м в длину), так и очень маленькие - до 5 см и даже меньше. Некоторые фигуры и даже сцены очень похожи, почти тождественны. Близка техника нанесения и использовавшиеся орудия и приемы.

В Прибеломорье по цвету прибрежные скалы более однородные и блеклые по сравнению с онежскими, местами имеющими красноватый оттенок и темные включения. Здесь нет того обзора, почти морской безбрежной, водной стихии (то спокойной, то волнующейся и с шумом обрушивающейся на прибрежные скалы).

Изображения Онежского озера, в отличие от беломорских, зачастую выбиты не сплошь, а лишь по контуру. Такой прием типичен и для фигур Альты в Норвегии. Среди онежских гравировок самый распространенный образ - лебедь. На р.Выг их всего 3. Больше всего там изображений лодок, часто с людьми, но встречаются и пустые. На Онежском озере они единичны. Различается и форма лодок: на Белом море они с высокими бортами, с выделенным килем и кормой. Онежские же низкобортные и более схематичные. Отмечены 3 случая необычных (каркасных) лодки на Онежских петроглифах и одной на Старой Залавруге в Беломорье.

Образы людей и антропоморфных существ занимали одно из центральных мест в обоих местонахождениях. Но в устье р. Выг они в основном показаны в профиль, нередко весьма реалистично. На Онежском озере ряд больших фигур выбиты в анфас, многие наделены фантастическими деталями и признаками.

На Залавруге представлены развернутые сцены, посвященные морскому промыслу, лесной охоте, враждебным столкновениям, нехарактерные для наскальных полотен Онежского озера. Впечатляют сцены охоты на лосей и морских зверей. В группе VIII Новой Залавруги охотники, находящиеся в 6 лодках, одновременно атакуют зверя с разных сторон. Встречаются даже попытки передать рельеф местности, пути сообщения (отрезок реки) - далекий прообраз карт местности. Не однажды показаны группы вооруженных людей, сцены единоборства. Фигурируют раненые, а возможно, и убитые. Древние мастера Беломорья нередко передавали даже детали: лыжные палки с утолщениями внизу, стрелы с оперением, следы людей и зверей и т.д. Подобных натуралистических повествовательных сцен на Онежском озере нет.

Зато здесь немало выразительных и загадочных отдельных фигур. Прежде всего людей, точнее, антропоморфных образов. Самый известный из них - Бес (Бесиха) длиной 2,5 м. Его пересекает глубокая и длинная трещина, разделяя изображение ровно на 2 половины - левую и правую. Изначальная связь ее с изображением Беса очевидна. Пристальное внимание она вызвала у А.М. Линевского и других исследователей. Трещина в скале могла означать "щель" в иной, потусторонний нижний (подводный) мир. Н.В. Лобанова допускает, что в ней воплощено "рождающее лоно земли" и что здесь показана женщина в позе роженицы с расставленными и согнутыми в коленях ногами. Что фигура больше напоминает женскую, по ее мнению, доказывает более широкая нижняя часть. Также широко известен выразительный беломорский "бес" (или "черт"). Но он меньше (высота его 80 см), и изображен в профиль. Выделены размерами кисть, стопа и половой орган. На голове показан отросток - возможно, деталь головного убора. Оба беса - центральные фигуры скоплений Бесова Носа и Бесовых Следков.

Весьма разнообразны и прочие изображения людей. На Онежских скалах выделяется "Венера" на полуострове Кочковнаволок, пляшущие человечки с раскинутыми руками, фигуры с головами животных (и даже хоботом) или вообще без голов, иногда без рук. В одном экземпляре представлены: верхняя половина туловища и нога человека (видимо, правая). "Волшебной мельницей" назвали загадочную композицию на Лебедином мысе ее первооткрыватели из Эстонии. Она показывает, видимо, какое-то ритуальное шествие с участием четырех человек. Люди несут сложную конструкцию, соединенную с фигурой лебедя. В устье р. Выг люди, как правило, показаны с орудиями труда или оружием (с луками и стрелами, копьями, дубинками). Там и там представлены тема продолжения человеческого рода. Среди беломорских петроглифов впечатляет загадочная сцена с участием человека-белухи.

Часто встречаются изображения зверей, преимущественно охотничьих (промысловых). Преобладают лоси и олени. Изредка выбиты медведи, бобры, выдры, еще реже - лисицы, волк, собака. Крупная фигура выдры (ящерицы) (2.60 м) помещена рядом с Бесом. Костяные и кремневые фигурки выдр встречаются и при раскопках. Их изображали и на шаманских бубнах. Обско-угорские народы считали выдру своим тотемным животным - праотцом. Третья крупная фигура триады на Бесовом Носу - сом. Более стандартны изображения лосей и оленей, как и на более северных территориях. Однако необычные образы все-таки есть, и среди них, например, в устье р.Водлы забавный лосенок с повернутой назад головой. Там же встречаются очень схематичные животные с прямоугольным туловищем, иногда без ног.

Очень редки изображения рыб. На Онежских скалах их 4, а в устье р. Выг всего 2. Ихтиологи определили сома (или налима), стерлядь, семгу, камбалу. Две фигуры выделяются большими размерами: сом в Триаде Бесова Носа и семга в XII группе Новой Залавруги (где она является центральным, самым крупным изображением). Гигантский контурный лебедь на Кочковнаволоке тоже занимает центральное положение, что подчеркивает очень важную роль лебедя в мироощущении. Иногда лебеди органично связаны с трещинами, что возможно указывает на их роль как посредников между нижним и верхним мирами. Некоторые лебеди имеют странные дуги внутри туловища, котрые невольно вызывают ассоциацию с радугой и видимо подчеркивают связь фигуры с небом. Значит они - носители небесных сил. Нередко у лебедей неестественно длинные шеи. В двух случаях обозначены уши (и на Онежских, и на Беломорских скалах).

Повышенное внимание привлекают солярные и лунарные знаки. Единственный среди беломорских петроглифов солярный знак (похожий на онежский) выбит на Старой Залавруге рядом с фигурой человека, тоже онежского типа. Число необычных и все еще загадочных дисков и полумесяцев на онежских скалах возросло, благодаря новым открытиям в последние годы. Теперь их известно более 150, что составляет 13% от общего числа всех фигур. Большинство лучей у них направлено на восток, туда где встает солнце.

Весьма интересны так называемые жезлы с треугольником на конце и отростком в виде лосиной головы на стержне. Их всего несколько, и только на Пери Носе и Карецком Носе. Похожие изображения встречаются и среди наскальных рисунков Скандинавии и Кольского полуострова. Далекие аналоги им можно найти в материалах известного Оленеостровского могильника, на южном Оленьем острове недалеко от Кижей, в котором обнаружены жезлы со скульптурными изображениями лосиных голов, сделанные из рогов лосей.

Любопытен и знак, высеченный на маленьком островке Гурьем. Он имеет форму неправильного овала, разделенного на две части зигзагообразной линией - по мнению Н.В. Лобановой напоминающего китайский символ инь -янь.

Можно увидеть почти тождественные фигуры в обоих местонахождениях петроглифов Карелии. Это птицы с двумя ушами на мысе Пери Нос и в южной группе Бесовы Следки; странные корзинообразные предметы на острове Большой Гурий и в низовье на р.Выг (Новая Залавруга и безымянный остров); композиции, трактуемые многими исследователями как сцены дефлорации; изображения морских животных. Не исключено, что между жителями восточного побережья Онего и низовьев р. Выг существовали прямые контакты.


© 2008-2017, Петроглифы Северной Фенноскандии. Перепечатка материалов допускается только с письменного разрешения.
Проект поддержан грантами РГНФ № 05-01-12118В и № 08-01-12116В.
Контактная информация: info@petroglyphs.ru